Маленькая история русского балета

30 октября 2020

В анекдотах, легендах и воспоминаниях 

29 октября отмечают Всемирный день балета, который не следует путать с Международным днем танца (29 апреля), установленным по инициативе ЮНЕСКО в день рождения балетмейстера XVIII века Жан-Жоржа Новерра. В этот день три труппы — Австралийский балет, Королевский балет Великобритании и Большой театр России, другом и партнером которого является банк ВТБ, — устраивают многочасовой эфир под названием World Ballet Day, куда приглашают и другие танцевальные компании мира, чтобы показать современные будни профессии: утренний экзерсис, репетиции, разговоры с артистами и хореографами. VTBRussia.ru, наоборот, предлагает отправиться в прошлое. 

01_Маленькая история русского балета
Мария Тальони, из коллекции Театрального музея им. А.А. Бахрушина, неизвестный художник

История балета до ХХ века — история не постановщиков и их выдающихся спектаклей, но, в первую очередь, история артистов. Они составляли raison d'être балетного театра, ради них хореографы сочиняли свои новинки и возобновляли балеты прошлого, а зрители пересматривали их по множеству раз. Константин Скальковский, знаменитый петербургский балетоман (о нем еще будет сказано подробно), однажды написал: «Я высидел подряд 14 раз La Belle Hélène, 27 раз “Кармен” и 146 раз “Конька-горбунка“». За эти 146 визитов Скальковский успел увидеть весь цвет русского Императорского балета второй половины XIX века, всех его выдающихся исполнителей.

Анекдотическая, апокрифическая летопись балетного театра — то, что придумавшие классический балет французы называют petite histoire, «маленькая история», — сохранила множество рассказов о зрительской любви к артистам, превратившейся в поклонение и массовую истерию. Книги о Марии Тальони, самой знаменитой балерине XIX века, рассказывают, как возбужденная толпа после спектакля распрягла карету, в которой балерина должна была ехать домой, и ярые балетоманы заняли место лошадей. (Спустя сто с лишним лет история повторилась в Лондоне во время первых зарубежных гастролей Большого театра: толпа не дала ходу кабриолету, в котором сидела Галина Уланова, и в прямом смысле понесла автомобиль на руках.) Иногда этот случай связывают с именем другой балерины, Фанни Эльслер, всемирной соперницы Тальони, тоже выступавшей в Петербурге и Москве.

02_Маленькая история русского балета
Елена Андреянова, неизвестный художник

Конкуренция балерин, к слову, была отдельным сюжетом балетоманской жизни, подчас чреватым полукриминальными поворотами — чего стоит история о том, как приехавшей выступать в Москву петербургской балерине Елене Андреяновой во время спектакля на сцену бросили дохлую кошку с привязанной к хвосту запиской «Первая танцовщица», так что балерина в слезах покинула сцену, а полиция остановила спектакль и начала поиск хулигана — безуспешный, впрочем.   

Валериан Светлов, другой, наряду со Скальковским, писатель о балете рубежа веков, в книге «Тальони в Петербурге» передает рассказ о неком поклоннике, который не мог смириться с отъездом балерины из России после пяти сезонов ее выступлений и отправился вслед за ней. Нагнав экипаж на одной из почтовых станций уже на польской границе, он осмелился зайти в комнату, где отдыхал его кумир — сильфида, божественная Тальони, благодаря своему искусству казавшаяся зрителям эталоном изящества и красоты, но за пределами подмостков отнюдь не бывшая красавицей в общепринятом понимании того времени: многие описывали ее некрасивое лицо, испорченное ежедневным гримом, усталый взгляд и сутулые плечи. Увидев ее на столь близком расстоянии, без грима и сценических огней, закутанной в дорожные тряпки, поклонник впал в помешательство — о его дальнейшей судьбе Светлов ничего не сообщает. Se non è vero, è ben trovato: герой повествования повторил судьбу Джеймса, героя балета «Сильфида», который принес Тальони бешеный европейский успех.

03_Маленькая история русского балета
Сцена из балета П.И. Чайковского «Лебединое озеро» в постановке Мариинского театра, 1895 год

Балетомания

Сегодня слово «балетоман» звучит несколько уничижительно, но в XIX веке оно означало не просто род увлечения, а определенный образ жизни, в которой значительное количество времени отводилось посещению театра и рефлексии балетного искусства как такового. Еще в середине позапрошлого века положение балета в системе морально-этических и художественных ценностей петербургского общества было двойственным. Балет подвергался критическим атакам передовых литераторов и журналистов, в первую очередь Салтыкова-Щедрина и Некрасова, которых потом обильно цитировали советские театроведы. Именно те, кого принято было называть записными балетоманами, стали их первыми оппонентами — начали разрабатывать историю и теорию сценического танца, пока еще на базе petite histoire, в соответствующих книгах. Так Константин Скальковский, регулярно публиковавшийся в качестве рецензента, в 1882 году впервые опубликовал труд под названием «Балет, его история и место в ряду изящных искусств».

Ключевая деталь: балетоманы чаще всего принадлежали к высшим слоям столичного общества. Это сомнительное зрелище было удовольствием разрешенным, неспособным по-настоящему повредить сановной репутации, и лишь отчасти придавало ее обладателю вид сластолюбца и авантюриста. Тот же Скальковский в течение пяти лет благополучно занимал пост директора Горного департамента Российской империи.

04_Маленькая история русского балета
Матильда Кшесинская в роли Эсмеральды, Мариинский театр, 1899 год

Петербургские балетоманы фактически составляли секту, имея в городе не менявшиеся десятилетиями «явочные» квартиры и рестораны, строго соблюдая неписаные правила общения друг с другом и с танцовщицами, а ложи и кресла, абонированные в императорских театрах, передавая по наследству. В 1905 году был опубликован «Статут общества балетоманов», — его разыскала историк балета Ольга Федорченко.

«Каждый балетоман именуется балетоманом приготовительного класса в течение первых пяти лет посещения балета. Через пять лет он получает звание полного балетомана, а спустя 10 лет — старейшего, пользуясь в сем звании правом занимать на балетных обедах ближайшие места к балеринам.

Писание рецензий о балете разрешается всем без различия балетоманам, но при условии получения начинающим особого на то аттестата зрелости, который выдается в ресторане Кюба во дни балетных обедов.

Испытание зрелости проводится следующим порядком:

  1. Испытуемый отвечает на задаваемые ему вопросы о том, как зовут по имени-отчеству танцовщиц и танцовщиков.
  2. Испытуемый определяет каждое па, которое в присутствии его будет проделано одним из старейших балетоманов.
  3. Испытуемый произносит речь на соответствующую тему, например, об итальянском фуэте.
  4. От испытуемого требуется предъявление абонементного билета в балет.
  5. Экзамен заканчивается общим кек-уоком при участии танцовщиц балета. Впереди позируют старейшие.

После этой церемонии проходят испытания в грамотности, причем требуется неукоснительное знакомство с употреблением буквы ять. Удовлетворительные результаты имеют решающее значение для желающего быть балетным рецензентом.

Балетоман приготовительного класса, причисляясь к какой-либо балетной партии, подает прошение о сем старейшим коноводам…

Ношение сюртука во дни балетных спектаклей строго воспрещается. В обычные дни куцый смокинг при черном галстуке, в бенефисные — фрак при белом галстуке. В юбилейные бенефисы фрак с цветами в петлице.

При партийной забастовке балетоманов ни один член партии не имеет права аплодировать под угрозой разжалования из балетоманов в простого посетителя балетных спектаклей.

Число балетоманов не ограничено.

Заслуженный балетоман Ефим Кипарисов».

В качестве особого зрительского типа и замкнутого сообщества балетоманы существовали вплоть до конца ХХ века. В иные периоды истории они оказывали прямое влияние на кадровую политику театров. Так, в 1880-е неугомонный Скальковский лоббировал в печати приглашение популярных миланских балерин на казенную сцену — и добился своего: Петербург накрыла новая волна иностранных звезд. Вирджиния Цукки, Карлотта Брианца, Пьерина Леньяни — не последние имена в истории русского балета. Сегодня о былом сообществе балетоманов напоминают разве что немногочисленные балетные форумы в Сети, напоминающие сектантские собрания гораздо больше, чем полторы сотни лет назад.

05_Маленькая история русского балета
«Портрет Авдотьи Истоминой» (фрагмент), Анри-Франсуа Ризенер, 1820-e

Свои звезды

Разумеется, массовое возбуждение посетителей балетов вызывали не только западные звезды, хотя последние и выступали в России на протяжении XIX века постоянно. С самого начала столетия объектом зрительского вожделения стали и отечественные артисты, любовь к которым была тем теплее, что и они танцевали не хуже, а то и лучше заграничных (комплекс, заставляющий русских нервно сравнивать свое с чужим, сохранился по сей день, и не только в балете).

Иногда страсть к русским балеринам печально сказывалась на биографиях поклонников. Скальковский в «Балете, его истории…» пересказывает историю, имевшую отношение к судьбе Александра Грибоедова. Причиной бед стала Авдотья Истомина, сегодня известная исключительно по заезженным строкам «Евгения Онегина» — это она «быстрой ножкой ножку бьет».

Истомина «имела множество обожателей и послужила причиной нескольких поединков, бывших тогда в моде. <...> В 1817 г. Грибоедов жил в Петербурге на одной квартире со своим приятелем, графом Александром Петровичем Завадовским, который ухаживал тогда за Истоминой, счастливым обожателем которой был молодой кавалергард Василий Шереметев. Грибоедов был знаком с Истоминой, часто встречал ее князя Шаховского, но никогда не принадлежал к числу ее поклонников. Как-то вздумалось ему пригласить ее к себе, после спектакля, пить чай. Истомина согласилась; но, опасаясь возбудить подозрение в Шереметеве, предложила Грибоедову подождать ее у Гостиного двора. Все было исполнено согласно ее желанию: из кареты она пересела в сани Грибоедова и поехала к нему. Шереметев, однако, следил за ними: он видел, как Грибоедов и Истомина доехали до квартиры Завадовского, и этого было достаточно. Приятель Шереметева, уланский штаб-ротмистр Александр Иванович Якубович (впоследствии декабрист), посоветовал ему вызвать на дуэль Грибоедова, обещая, в свою очередь, стреляться с Завадовским. Шереметев вызвал Грибоедова; последний, не отказываясь от дуэли, предложил только поменяться местами, т. е. чтобы ему, Грибоедову, стреляться с Якубовичем, а Завадовскому с Шереметевым. Эта двойная дуэль состоялась — при самых суровых условиях — и Шереметев был убит.

Истомина кончила свои любовные похождения довольно прозаическим образом: замужеством с второстепенным актером Экуниным».

06_Маленькая история русского балета
Фанни Эльслер, литография Йозефа Крихубера, 1830 год

Adieu

Черным днем для балетоманов были прощальные спектакли любимых балерин. Вот, например, описание последнего выступления Фанни Эльслер в Москве, в балете «Эсмеральда»:

«С первым появлением артистки, в одно мгновение, при неистовом взрыве рукоплесканий, вся сцена, в полном смысле слова, была засыпана цветами, а отставной кавказский генерал, князь Владимир Сергеевич Голицын, от имени всех москвичей подал ей через оркестр превосходнейший букет, где по белым камелиям рисовалось из красных кругом крупными литерами слово “Москва”; этот огромный и удивительно составленный букет, еще при внесении его князем в залу, был уже приветствован дружным “браво!” Но когда дорогой гостье был преподнесен русский калач и в нем великолепный браслет, то надобно было видеть, что в эту минуту сделалось с виновницею торжества!… Она залилась слезами и тут же, надев браслет, его целовала!… Во втором акте, в той сцене, где Эсмеральда пишет на стене имя своего любимца Феба, Фанни, неожиданно для всех, начертала другое, более ей драгоценное — “Москва”, пала на колени и облобызала литеры. Что тут было, трудно пересказать — рукоплескания и рыдания надолго прекратили действие». Другой очевидец зарегистрировал, что в продолжение первого акта было брошено более трехсот букетов, из которых во втором акте была устроена кушетка Эсмеральды, а вместо подушки лежал грандиозный букет.

Текст взят из книги журналиста и балетомана Александра Плещеева «Наш балет». В ней можно отыскать еще несколько подобных описаний: почти всегда они напоминают эпизод с выступлением Жан-Соля Партра в «Пене дней» Бориса Виана — разве что театр в конце тех спектаклей не обрушивался — и могли бы украсить какой-нибудь сумасшедший фильм из балетной жизни прошлого.


Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Материалы по теме

12 мая 2020

<p>Подборка для эстетов и любителей классики</p>
Балетомания: четыре «Лебединых озера» на трех «Спящих красавиц»

Подборка для эстетов и любителей классики

30 апреля 2020

<p>Восемь спектаклей для долгих домашних вечеров</p>
Что смотреть, пока мир на паузе: балет

Восемь спектаклей для долгих домашних вечеров

21 октября 2019

<p>
	Путеводитель VTBRussia.ru по ключевым балетным терминам
</p> Классический балет: краткий словарь

Путеводитель VTBRussia.ru по ключевым балетным терминам

Все новости