Русские сезоны: балет

15 ноября 2018

Гид по российским балетным премьерам сезона 2018/2019

Вслед за путеводителем по оперным премьерам нового сезона VTBRussia.ru представляет наиболее значимые балетные новинки. Уильям Форсайт, Кристофер Уилдон, Анжелен Прельжокаж — таков круг знаковых персон наступившего сезона. Все они — известные и почитаемые хореографы, их балеты стремятся исполнить лучшие труппы мира: предстоящий сезон принесет на российскую сцену сразу несколько их работ. Иные постановщики — герои сезона еще не обрели международной репутации, но их имена обязательно нужно запомнить, а премьеры их балетов внести в календарь.

 

Русские сезоны: балет

Артефакт-сюита/Петрушка
Большой театр, Новая сцена, 20 ноября 2018 года

Список хореографов, чьи балеты обязательно должны включаться в репертуар больших академических трупп, составить нетрудно: Петипа (точнее, редакции его постановок, сделанные в ХХ веке), Баланчин, Форсайт. Много лет работающий в Европе американец Уильям Форсайт почитается безусловно великим хореографом в истории классического балета — притом что до сих пор активно работает. 

В Большом театре Форсайта исполняли всего однажды: балет Hermann Schmermann промелькнул в репертуаре в 2010 году. Теперь в афишу включают более принципиальную работу хореографа — «Артефакт-сюиту» (2004). В этом балете нередко видят концептуальный путеводитель по истории классического балета, но мы предлагаем смотреть «Артефакт-сюиту» как спектакль — систему театральных перемен, где ни один танцевальный номер или внезапное движение занавеса не имеют глубокого потаенного смысла сами по себе, но все они обретают смысл, будучи связанными воедино.

Составить пару балету Форсайта приглашен Эдвард Клюг — директор Балета Марибора, любимый российскими балетоманами с тех пор, как показал здесь балет Radio&Juliet на музыку Radiohead с Анастасией и Денисом Матвиенко. С тех пор словенцы не раз приезжали в Россию с балетами своего руководителя (в последний раз — в Петербург с сомнамбулическим каприччио «Сны Хилла Харпера», где к привычным пуантам на ногах танцовщиц добавились лыжи), а три балета Клюга — «Шепот», «Пер Гюнт» и тот самый Radio&Juliet вошли в репертуар Новосибирского оперного. Теперь — «Петрушка», заказанный Большим театром, и пока о новинке известно лишь то, что музыка принадлежит Игорю Стравинскому.

 

Русские сезоны: балет

Приказ короля
Урал Опера Балет, 1—2 декабря 2018 года

Трудно поспорить, что Урал Опера Балет (так официально стал называться оперный театр в Екатеринбурге) стал одним из музыкально-театральных центров страны. Спектакли театра, едва пережив премьерные показы, сразу приглашаются на фестивали в Москву и Петербург — отнюдь не от недостатка качественных зарубежных продуктов. Ради экстравагантных балетных и оперных новинок московские любители и критики по несколько раз в сезон летают на Урал — благо самолет доставляет в столицу региона всего за два с половиной часа.

В Екатеринбурге удивляют прежде всего тем, каким образом вступают в диалог с традицией и классическим наследием: Урал Опера Балет регулярно доказывает, что музыкальный театр сегодня может жить не только «Лебединым озером». Самый изысканный и интеллектуально выверенный проект в конечном итоге оказывается зрелищем, привлекательным для снобов-экспертов и неискушенного зрителя. Таким получился и «Приказ короля» — пожалуй, самая громкая российская премьера в год 200-летия со дня рождения Мариуса Петипа, создателя «классического русского балета».

Спектакль Вячеслава Самодурова напрямую связан с балетом Петипа: «Приказ короля» — попытка вывести формулу, по которой великий балетмейстер из года в год создавал свои феерии, и применить ее к зрелищным требованиям XXI века. Сюжет таков: в некотором царстве найден космический болид с заколдованной девой внутри; пришелицу похищает Черная королева, и монарх отправляет за ней экспедицию на край света. Важно, как этот нелепый сюжет реализован на сцене — в разнообразных и весьма изощренных танцевальных ансамблях и игровых сценах — и в музыке: феерическую партитуру по заказу театра написал петербуржец Анатолий Королёв. Премьера прошла на первом Урал Опера Балет Фесте (еще одно амбициозное начинание екатеринбуржцев), но те, кто пропустил первые показы, непременно должны отправиться на Урал в начале декабря.

 

Русские сезоны: балет

Три маски короля
Самарский театр оперы и балета, февраль 2019 года

В последнее время интересные балетные новинки стали появляться не только в Москве и Петербурге — плоды этой тенденции видны даже в нашем путеводителе: половина представленных в нем премьер готовится за пределами Садового кольца. И если в Екатеринбург и Пермь столичные балетоманы наведываются по несколько раз за сезон, нынешний год открывает для московской публики новые театры. Так, свои первые в истории балетные номинации на национальную премию «Золотая маска» только что получили труппы воронежского и самарского театров. В обоих случаях заветную путевку в Москву принесли классические балеты, соответственно «Корсар» и «Эсмеральда». Самарский балет (год назад его возглавил Юрий Бурлака, знаток старинной хореографии, опытный балетмейстер, некогда руководивший балетом Большого театра) идет дальше — готовит мировую премьеру.

Над балетом «Три маски короля», либретто которого написал бизнесмен Вячеслав Заренков, работают петербургские постановщики. Для постановки в Самаре композитор Михаил Крылов перерабатывает собственную партитуру, первоначально носившую название «Три маски Юлия» (фрагменты балета прежде исполнял в Петербурге маэстро Фабио Мастранжело). Предложенной либреттистом сказочной истории о добром правителе хореограф Юрий Смекалов решил придать отнюдь не сказочный колорит. Танцовщик и постановщик Мариинского театра, начинавший карьеру в труппе Бориса Эйфмана, у последнего Смекалов перенял склонность к сложным литературным фабулам, философским обобщениям и исключительной серьезности повествования. Неслучайно для создания сценографии и костюмов был приглашен Вячеслав Окунев, много лет отработавший с Эйфманом, — один из зачинателей «интеллектуального» стиля, столь модного в отечественном балете в 1980-е и теперь вновь обретающего популярность.

 

Русские сезоны: балет

Вальпургиева ночь/Новобрачные на Эйфелевой башне
Урал Опера Балет, 1—3 марта 2019 года

После масштабного «Приказа короля» в Екатеринбурге представляют вечер одноактных балетов, и оба названия для российской сцены в диковинку.

«Вальпургиева ночь» — балетная сцена из оперы Шарля Гуно «Фауст» — отечественным балетоманам знакома прежде всего по советской постановке Леонида Лавровского, который сообразно названию вывел на сцену рогатую и хвостатую нечисть, поручив ей по-советски патетическую хореографию. На Урале же будет исполнен балет Джорджа Баланчина, ключевой фигуры в истории классической хореографии ХХ века. В «Вальпургиевой ночи», поставленной им для артистов Парижской оперы в 1975 году, никаких трафаретных чертей нет в помине. 24 танцовщицы в балетной униформе и один танцовщик — царство красоты, чистая эмоция. В российских театрах, прежде всего в Мариинском и Пермском, уже собрана солидная коллекция работ Баланчина, но «Вальпургиеву ночь» у нас еще не исполняли.

Вторая новинка вечера составляет абсолютную интригу. В 1921 году в Париже дебютировал «Шведский балет»: труппа, организованная стокгольмским коллекционером и филантропом Рольфом де Маре, вошла в конкуренцию со знаменитыми «Русскими балетами Дягилева». Одной из первых постановок «Шведского балета» были как раз «Новобрачные на Эйфелевой башне» — экстравагантный балет-фарс авторства известных парижских хулиганов и провокаторов, сценариста Жана Кокто и композиторов объединения Le Six («Шестерка»). Почти столетие спустя Антон Пимонов (за его плечами — 18 лет в труппе Мариинского театра и премия «Золотая маска» за лучшую работу хореографа) придал старой музыке новое либретто, хотя сохранил основную сюжетную коллизию прежних «Новобрачных»: в ресторане на самой знаменитой башне мира проходит свадебный обед, который прерывается визитом незваного гостя — в Урал Опере пока держат в секрете, кто же заберется на Эйфелеву башню 1 марта.

 

Русские сезоны: балет

Зимняя сказка
Большой театр, Историческая сцена, 4 апреля 2019 года

«Зимняя сказка» увидела свет на сцене Ковент-Гарден весной 2014 года: Британия праздновала 450 лет со дня рождения Шекспира, от Королевского балета и его Artistic Associate (русского аналога этой должности нет, фактически это главный хореограф) Кристофера Уилдона ждали во всех смыслах большого жеста. Результат превзошел ожидания: теперь и российским зрителям, для которых танцующие шекспировские персонажи — явление естественное, предстоит оценить, что «Зимняя сказка» есть очень большая работа. 

Уилдон, танцовщик благородной классической выучки, в 28 лет оставил исполнительскую карьеру ради сочинения и упорно следовал той модели балетного зрелища, что в ХХ веке довел до совершенства Джордж Баланчин — абстрактная композиция, редко длящаяся больше получаса, в которой главной и единственной причиной зрительских переживаний является взаимодействие пластики с музыкой. К моменту постановки «Зимней сказки» за плечами Уилдона имелся лишь один опыт полусюжетного-полуассоциативного балета — Misericordes по мотивам «Гамлета», поставленный для Большого театра — и один двухактный нарративный балет «Алиса в Стране чудес», ныне имеющий бешеную популярность и идущий в двух десятках театров.

В «Зимней сказке» Уилдон вновь, вслед за «Алисой», работал с композитором Джоби Тэлботом. В спектакле они сумели обручить культуру европейскую с культурой восточной — индийской, если быть точным: в культурной памяти сегодняшних британцев, чьи прадеды еще застали колониальную эпоху, сильно осознание Индии как своей территории. В остальном «Зимняя сказка» — плоть от плоти островной традиции повествовательных спектаклей: подробно выписанные психологические портреты персонажей, максимально естественный жест в пантомиме, анафемски трудная для координации хореография в витиеватых ансамблях и разливающихся без конца и без края дуэтах. Возвращение одного из лучших неоклассических хореографов в Россию стало возможным благодаря поддержке банка ВТБ, партнера и друга Большого театра.   

 

Русские сезоны: балет

Ингер/Браун/Прельжокаж
МАМТ, Основная сцена, 20 апреля 2019 года

Этуаль Парижской оперы Лоран Илер, став во главе балета Московского Музыкального театра, кропотливо собирает коллекцию маленьких шедевров ХХ столетия: вот уже пятая кряду балетная премьера в театре на Большой Дмитровке представляет программу контрастных одноактных спектаклей. Здесь станцевали балеты Джорджа Баланчина и Уильяма Форсайта, двух важнейших классических хореографов ХХ столетия; вспомнили собственное прошлое, возобновив «Призрачный бал» Дмитрия Брянцева; вывели зрителей на сцену и заставили зал бушевать, точно на рок-концерте, в знаменитом опусе Охада Нахарина «Минус 16». Только что в репертуар вернулись афористичные «Восковые крылья» Иржи Килиана и состоялась первая за 15 лет мировая премьера театра — «Пижамная вечеринка» русского австрийца Андрея Кайдановского.

Впереди — не менее увлекательное путешествие по новой и новейшей хореографии. Швед Йохан Ингер, наследник скандинавской традиции гротескных балетов-перевертышей, переносит в Москву «Прогулку сумасшедшего», где сумасшедших на самом деле несколько, и, гуляя под аккомпанемент равелевского «Болеро», они то берут штурмом установленный на сцене деревянный забор, то выносят забор прочь со сцены ради коллективного праздника непослушания.

Мастерица иных прогулок Триша Браун — дитя американского постмодерна, автор знаменитых перформансов, где артисты ходили по нью-йоркским крышам, стенам и древесным стволам (одна из самых знаменитых ее работ называется Walking on the Wall) — предстанет в балете «О, сложная». Этот двадцатиминутный пластический поток на фоне звездного неба Браун сочинила в 2004-м году для трех этуалей Парижской оперы — Орели Дюпон, Жереми Белингара и Николя Ле Риша.

Лихая «Свадебка» Анжелена Прельжокажа, некогда почитавшегося радикалом и провокатором, а ныне признанного живым классиком, заключит вечер. Любопытнее всего в этом балете, как расчеловеченный ритуальный механизм, запущенный в музыке Игорем Стравинским, сталкивается с гиперчувственной манерой Прельжокажа.

 

Русские сезоны: балет

Шехеразада/балет Лилии Бурдинской
Пермский театр оперы и балета, май 2019 года

О предстоящих премьерах в Перми пока известно немногое, не анонсирована даже точная дата. О новом балетном диптихе впервые рассказал Теодор Курентзис, минувшей весной представляя программу Дягилевского фестиваля 2018 года и анонсируя фестивальные планы на год 2019-й. Ожидается, что маэстро взойдет на дирижерский подиум в дни премьеры.

Курентзис давно мечтал поставить в Перми «Шехеразаду» Римского-Корсакова. Теперь ее сценическим воплощением займется Алексей Мирошниченко — руководитель пермской труппы, воспитанник петербургской школы, тихий поборник классической традиции в отечественном балете. В недавних работах Мирошниченко выяснял непростые отношения с советским прошлым (в «Золушке» и диптихе «Условно убитый» — «Оранго», где он также выступил оперным режиссером); поставленную год назад «Жар-птицу» Мирошниченко устроил как путеводитель по танцевальным стилям ХХ века, не отказавшись при этом от сказочной фабулы с Иваном-Царевичем, Жар-птицей и Кощеем. Коварство в том, что «Шехеразада» Римского-Корсакова (по жанру — не балет, но симфоническая сюита) на мировой сцене с 1990-х годов утвердилась в виде спектакля Изабель Фокиной, якобы восстановившей постановку своего деда, знаменитого хореографа начала ХХ века Михаила Фокина. До сих пор мало кто решался спорить с этой версией, которая считается канонической.

Вторая часть диптиха (впрочем, в театре не исключают, что к нему добавится и третья часть) представляет тайну: над музыкой работает Борис Филановский, блистательный музыкальный критик и эссеист, ныне сосредоточенный на композиторской работе. Постановка заказана хореографу contemporary: Лилия Бурдинская получила известность после победы на конкурсе Context. Diana Vishneva и затем — после совместного с Алисой Хазановой спектакля «Распад атома», показанного на минувшем Дягилевском фестивале.

 

Русские сезоны: балет

Красавин — Самодуров
Большой театр, Новая сцена, 19 июля 2019 года

На Западе новые балеты, которые заказаны театром и о которых пока ничего неизвестно, обозначают в афишах именами авторов. Балет «Красавин — Самодуров» создается именно по заказу Большого театра (это один из двух театров в стране, заказывающих новые балеты регулярно — наряду с Урал Оперой). Однако название балета отнюдь не рабочее. На том, чтобы вынести в заглавие свои фамилии, настояли хореограф Вячеслав Самодуров и композитор Юрий Красавин. И, хоть немного зная обоих авторов, трудно упрекнуть их в нескромности — чувство юмора и самоиронии есть органичная часть всех их работ.

Музыку Юрия Красавина знают в основном по кино — она звучит в сериалах «Исаев» и «Тихий Дон», фильмах «Царь» и «Брестская крепость». Увы, широкой публике почти неизвестны его академические сочинения. Завсегдатаи Большого театра вспомнят «Магриттоманию», балет с музыкой Красавина, шедший здесь в середине 2000-х. В Екатеринбурге только что прогремела премьера балета «Пахита», где Красавину принадлежит остроумная «свободная транскрипция» партитуры XIX века. На финальном этапе постановкой «Пахиты» занимался именно Вячеслав Самодуров — и, получив приглашение в Большой, он сразу обратился к Красавину с просьбой написать новую музыку.

Впрочем, у Красавина новое всегда крепко-накрепко связано с прошлым академической музыки, с ее великими мифами. В той же «Магриттомании» он подверг причудливым метаморфозам самые узнаваемые темы сочинений Бетховена; в балете «Печорин», написанном по заказу Большого театра, но впервые исполненном только месяц назад в Екатеринбурге, постоянно возникают видения  прошлого. Но ироничного автора решительно нельзя ухватить за руку, указать на прямую цитату или обвинить в ерничестве — вся прежняя музыка переплавлена здесь в нечто новое, фантастически красивое, но не теряющее связи с сегодняшним днем. Примерно таков и хореографический метод Самодурова, работающего с классическими структурами и классической лексикой, но неизменно наполняющего старые па новой энергией и новым смыслом. Такова вкратце интрига новой постановки, название которой указывает, что в балете самое главное не литературная фабула и не роскошная декорация, а музыка и танец.


Материалы по теме

21 ноября 2017

<p>
	 6 главных постановок балета «Ромео и Джульетта»
</p>
 Ромео должен умереть

6 главных постановок балета «Ромео и Джульетта»

21 сентября 2017

<p>
	Балет Прокофьева, который мы не знали
</p>
 «Золушка» без хеппи-энда

Балет Прокофьева, который мы не знали

17 марта 2017

Инструкция для начинающих Первый раз на балете
Инструкция для начинающих
Все новости