Суровый гуманист Гелий Коржев

19 марта 2021

Рассказ об одном из самых неоднозначных русских художников ХХ века через призму его картин

Имя Гелия Коржева (1925—2012) не много говорит среднестатистическому российскому зрителю. Но он — один из сильнейших советских и российских художников. И наш современник — его большая посмертная выставка прошла в Третьяковской галерее в 2016 году.  

Статьи про художников часто начинают с реплики, что мастер опередил время. Про Коржева хочется сказать, что он свое время прожил и ощутил. За его вещами видны бескомпромиссная внутренняя работа, проницательность и редкая осознанность. Этот творческий интеллект в сочетании с пластическим видением мира, композиционным чутьем и делают Коржева не просто советским живописцем «сурового стиля» — хотя когда-то, в моменте, он мог им казаться. Дело не в стиле и даже не в живописи, а в смысле: Коржев делал то самое «большое», что видится на расстоянии.

01_коржев
«Мальчик в красной рубахе» (серия «Дети войны»), 1943 год

Гелий Коржев родился в московской семье, где любили рисовать, ходил в детскую студию ГМИИ. О начале Великой Отечественной он узнал, собираясь в Третьяковку. Из Москвы Коржева эвакуировали в Башкирию с учениками МСХШ, и уже в работах 40-х годов при еще неоформившейся живописной технике заметно его природное чувство света. Коржев всегда бережно с ним обходился, для него это не источник спецэффектов, а осязание объемов. 

Учился он в МГХИ (Московском государственном художественном институте, которому в 1948 году присвоили имя Василия Сурикова), после института работал, искал стиль и темы, начал преподавать в Московской академии имени Строганова. Тогда он писал, что не чувствует «лирическую» живопись и «фальшивит», работая в схожей с коллегами образной системе, — «оттепель» в искусстве называют реабилитацией повседневности, к тому же в послевоенное время был запрос на бытовое тепло, лиризм мира. Но Коржев не мог по своему складу отдаться этой «лирике». 

02_Суровый гуманист Гелий Коржев
Женский портрет, 1952 год

Его персонажи 50-х годов скорее наблюдатели, это герои, сделавшие вдох, но не сказавшие, не выдохнувшие слово. В этот период он пишет несколько вариантов картины «Утро», эскиз ко второй (1952 года) обнаруживает и смелые мазки, и очарование светом, но это не «оттепельный» звенящий оптимизм. Это почти осязаемое удовольствие художника от владения кистью — и не обороняющаяся, но закрытая от нас героиня. Ее лицо в тени, и смотрит она скорее в себя, чем на ласковый свет.

03_Суровый гуманист Гелий Коржев
«Утро», 1952 год

Впрочем, текущая работа над содержанием и цельностью образов не мешала Коржеву быть даровитым мастером — даже в ранних вещах завораживают его чувство фактуры, связка глаз и рук, свобода в ремесле. При этом он не боролся с живописной стихией, его объемы не переходят в напряженно-выпуклые, а свет не становится театральным. 

04_Суровый гуманист Гелий Коржев
Триптих «Коммунисты: Поднимающий знамя» (фрагмент), 1960 год

Одной из первых программных работ Коржева называют серию «Коммунисты». Триптих силен композиционно и поражает найденной интонацией. Здесь нет и следа театральщины, доставшейся советской «фигуративной» живописи с академическим наследством, Коржев четко кадрирует композицию и отсекает лишнее. В итоге его вещи выглядят монументально и визуально современны — парадокс, потому что монументальное искусство переживает сейчас не лучшие времена. 

05_Суровый гуманист Гелий Коржев
«Тревога» (серия «Опаленные огнем войны»), 1968 год

«Опаленные огнем войны» (1960/1980), наверное, самая понятная серия Коржева. Сегодня кажется очевидным давать «военную» тему сдержанно и лаконично, через частности, а не панорамами «баталий». Хотя бы потому, что для нас переживание — эхо, призвук, который важно уловить, а громогласные композиции смотрятся картонной героикой. И нам повезло, что Коржев, пережив войну в сознательном возрасте, с присущей ему плотностью ощутил послевоенный мир, его беззащитно-розовые опалины, глаза фронтовиков, шрамы-наросты, шелушащуюся кожу.

6_Суровый гуманист Гелий Коржев
«Влюбленные», 1959 год

«Влюбленные» (1959) как будто избегают взгляда зрителя — так делают родители или дедушки с бабушками, когда говорят: «да что нас фотографировать». Мужчина, воевавший, видимо, с Гражданской войны, и женщина, так просто лежащая у него на груди, — оба с грубым трудовым загаром, но нестрадающие и не бездумно счастливые. Это цельные люди, живущие сейчас, — в них нет отвлеченности, которая была в «Утре». Наверное, такой у Коржева гуманизм. 

7_Гелий Коржев
«Проводы», 1967 год

Еще острее настоящее в «Проводах» (1967). Композиция, как всегда, кадрирована, мы видим только главное — солдата, свет — почти полуденный, в нем — скула, веко и чуть заметная полуулыбка. Красная звезда и петлица рифмуются с платьем девушки, а вместе они — с кирпичным домом на фоне. Коржев вообще не боялся плоскостей красного — этот цвет, у многих звучащий вызывающе и разбивающий композицию, у него всегда подчиняется образу. «Проводы» легко увидеть глазами героя: круги под закрытыми веками, тепло — от солнца и от прижавшейся к солдату девушки. Коржеву такие образы удавались за счет немногословия и нетерпимости к мелодраме. 

8_Суровый гуманист Гелий Коржев
«Лишенные рая», 1998 год

Еще одна из ключевых вещей Коржева — «Лишенные рая» (1998) — звучит как гроза. Это прочтение библейского эпизода, не привязанное к религии: художник не был воцерковлен. Он, как и во «Влюбленных», показывает самодостаточный мир двоих людей, только теперь вокруг не быт и жизнь, а ледяная пустыня — и эти двое идут в ничто. Здесь нет борьбы с миром, но есть прямолинейность и сила — в них легко увидеть концентрат «сурового стиля». Но есть и дрожащая человечность: Ева вовсе не райская женщина с мягким телом, у нее растоптаны ноги и напряжена спина, а Адам несет ее как что-то единственно важное и вообще — единственное. Это тоже гуманизм — Коржев опять наводит фокус на людей, а не на мораль. 

09_Суровый гуманист Гелий Коржев
«Раздумье», 1982 год

Самая непонятая, не идущая «суровому стилю» серия, конечно, «Тюрлики» (1980-/2000-е). Эти вывернутые, фантастические и натуралистические твари — как будто выгребшие на поверхность обитатели дна; они пугают нас, привыкших к славному морю ликующих тел соцреализма. По серии понятно, какая за «суровым» фасадом жила художническая мощь, какие сильные метафоры находил Коржев. Сам он писал о серии, что она появилась интуитивно — его метод изменился, но не сознательно. И дело тут не в живописи, а в самой жизни. «Мы начинаем жить, не соприкасаясь друг с другом, а параллельно», — писал художник о «параллельном» мире своих мутантов, и в его контексте это важная фраза. Перестать касаться в его мире — утратить точку опоры. Для него всегда было важным осязание, не только пластическая эстетика, но и ощущение людьми друг друга — как во «Влюбленных», «Проводах», «Лишенных рая». Слово «людьми», а не «героями», здесь используется намеренно — потому что у Коржева нет героев в привычном для русской живописи смысле. Мы привыкли к театрализованности, к тому, что живопись нам позирует, а Коржев лишил свое искусство этих спецэффектов. Может, поэтому и не обрел большой, «народной» популярности. 

10_Суровый гуманист Гелий Коржев
«Адам Алексеевич и Ева Петровна», 1998 год

Искусство XX века легко делится на «официальное» и «неофициальное», и они гротескно, парадоксально друг друга дополняют. Коржев остается собой в обоих мирах. Его живопись, которую называют «суровым стилем», — самодостаточное явление, очень честное и сокрушительно сильное творчески. Возможно, поэтому его сложно выставлять в каком-то контексте — силовое поле его работ мощнее большинства экспонатов. 

11_Суровый гуманист Гелий Коржев
Автопортрет, 1980 год

Коржев оставил записки о поиске темы, о реализме, о процессе рождения художественного образа. Но, наверное, самые ценные его слова — о жизни и любви: «Любовь — основа развития искусства. Нам нужны не звания, а любовь». «Что делать с искусствоведами, которые любят и знают искусство, воспитаны на великих образцах, но никогда не видели красоту в жизни, не видели ее красок, света, ее запахов и звуков (а они еще и глухие), которые даже не знают, что новое искусство никогда не появляется похожим на искусство, но всегда на жизнь». И главное, почти напутственное: «Я всегда в жизни исходил из того, что имею право делать то, к чему лежит душа. Это главное право в жизни». По этим заметкам видно, сколько внутренней свободы было в «советском живописце сурового стиля». Деление искусства на «официальное» и «неофициальное» кажется далеким и мелочным, а важным — смотреть и видеть. Жить — и чувствовать. 

Для справки

Увидеть вживую картины Гелия Коржева вы можете в основных экспозициях Третьяковской галереи и Русского музея. С обоими музеями банк ВТБ связывают давние дружеские и партнерские отношения.



Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Материалы по теме

20 февраля 2021

<p>Пикассо, «Радуга», Коко Шанель и все-все-все </p>
10 великих открытий Сергея Дягилева

Пикассо, «Радуга», Коко Шанель и все-все-все 

21 декабря 2020

<p>
	 Попытка осмыслить наследие художника, отстранившись от «критического реализма»
</p>
 Кем был Павел Федотов?

Попытка осмыслить наследие художника, отстранившись от «критического реализма»

29 июня 2020

<p>О стилях живописи для начинающих и интересующихся 
 </p>
Сам себе искусствовед

О стилях живописи для начинающих и интересующихся   

Все новости