«То, что Сергей Шнуров сделал с “Черным квадратом”, действительно потрясающе»

10 января 2019

Директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова — о партнерах, новых проектах и планах на будущее

Всего за несколько лет Третьяковская галерея из классического выставочного пространства преобразилась в культурное явление мирового уровня: резонансные выставки, музыкальные фестивали, другие громкие проекты. О том, как этого удалось достичь, Зельфира Трегулова, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи, рассказала нашему корреспонденту.

 

Попечители и проекты

— Что, на ваш взгляд, наиболее значимо в общении с партнерами?

— Взаимное доверие. Люди, с которыми ты разговариваешь, должны понимать, что ты видишь будущий проект как один из принципиальных, главных. Его реализация будет важнейшим шагом и для Третьяковской галереи, и для Москвы, и для всей страны. Те проекты, которые мы осуществляли совместно с Банком ВТБ (по крайней мере, за те три с половиной года, пока я руковожу музеем), прямое этому подтверждение: выставку Валентина Серова посетили 485 000 человек, работы Ивана Айвазовского увидели 600 000 человек, картины Василия Верещагина пришли посмотреть 320 000 человек. В следующем году мы открываем выставку Ильи Репина, которая также пройдет при поддержке банка ВТБ. 

— Какие еще аспекты вы можете выделить во взаимодействии с попечителями?

— Второй ключевой момент работы с партнерами — подготовка интересных и взвешенных проектов. Тебе нужно представлять все возможности будущей экспозиции, у тебя должны гореть глаза, когда о ней говоришь.

Третье — попечителей нужно уважать и любить. Не должно быть мыслей: «О боже, мы предлагаем такой проект, а я должна просить деньги, уговаривать». Нужно относиться к людям с самым глубоким уважением. Если это не так, что-то, чему ты не придашь значение, проскользнет, и люди поймут, что для тебя они лишь денежный мешок. 

— Как происходит обсуждение проектов с партнерами?

— Мы формируем пакет предложений в самых различных сферах: выставки, реконструкции, IT-проекты — и предлагаем их нашим попечителям. Конечно, отправляясь к партнеру, нужно понимать, что задуманный проект должен быть ему интересен. Банк ВТБ, например, всегда выбирает самый громкий проект года и целиком финансирует связанные с ним расходы.

— Вы предлагаете проекты на выбор?

— Конечно. Я считаю, что у компании всегда должна быть такая возможность – это порождает вовлеченность. 

— На сколько лет вперед вы составляете программу выставок?

— Нормальный период работы над выставкой 2–3 года. Это идеальный срок. Есть проекты, которые создаются молниеносно, но это не должно быть правилом. Сейчас наш план сформирован до конца 2021 года.


«То, что Сергей Шнуров сделал с “Черным квадратом”, действительно потрясающе»

Современный музей

— В одном из интервью вы сказали, что ваша задача как директора Третьяковской галереи — показать обществу, что успех выставки Серова не был случайностью. И правда: после нее был Айвазовский и другие успешные проекты. Какие инструменты применяет музей, чтобы оставаться интересным посетителю?

— Успех выставки действительно не был случайностью. Посмотрите, как сейчас посетители идут на Кабакова и Ларионова.

Упомянутые вами проекты становились поворотным моментом в оценке творчества художников, которых мы выводили как бы из замкнутой оболочки музейного пространства и показывали как важные для нас исторические фигуры. Мы ищем ответы на вопросы: что в этих художниках интересного, что созвучно нашему времени, что не видели предыдущие поколения? Или отбрасываем снобизм, как это было в отношении Айвазовского, и начинаем видеть в художнике то же, что и его современники, но о чем было забыто в последующие 100 лет.

Я думаю, что выставка Ильи Репина, как и те проекты, которые мы реализовали ранее, станет открытием не только для зрителей, но и для специалистов.

— Вы используете современные технологии во время проведения выставок?

— Да, конечно. Давайте начнем с самого заметного проекта, который мы делали в 2016–2017 годах совместно с Московским метрополитеном. 

Проект назывался «Интенсив 20» и продолжался восемь месяцев. Станция «Парк культуры» была заметно преображена: ты поднимался по эскалатору и видел искусство ХХ века из собрания Третьяковской галереи. Вагон поезда сиял, переливался красками, цветами и портретными лицами, интересными фактами, цитатами. Пройдя от начала состава в его конец, ты проходил через всю историю отечественного искусства прошлого века. У проекта была мощная образовательная составляющая.

Все это реализовывалось в формате, как мы его называем, «клипового» сознания, причем на невероятно высоком художественном и концептуальном уровне. И результаты не заставили себя ждать: количество посетителей постоянной экспозиции удвоилось. 

— Вы развиваете свое присутствие в Сети? Может быть, у вас были совместные проекты с интернет-ресурсами?

— Был интереснейший проект с «Живым Журналом». В залах на Крымском Валу стояли панели рядом с отдельными произведениями из экспозиции. На них выводились тексты, написанные пользователями ЖЖ. И это, с одной стороны, была точка зрения, представленная через современные средства коммуникации, а с другой — стимул для людей вербализировать свои впечатления.

Наша задача не только передать посетителям сильные эмоции от полотен. Мы хотим, чтобы люди начинали думать о том, что они видят, чтобы они оформляли свои эмоции в слова. В этом и есть компетенция музея! Это был очень интересный проект, я была бы готова продолжить.

— Нельзя не спросить о проектах с публичными персонами…

— Мы сделали замечательные мобильные приложения с компанией izi.travel. В них мы представляем искусство XX века через личный взгляд. Это аудиогид, записанный медийными личностями, такими, как Теодор Курентзис, Евгений Миронов, Андрон Кончаловский, Татьяна Толстая, и другими. Эти люди крайне интересно говорят об искусстве. Образ, восприятие звезд меняется, когда их, говорящих об искусстве, слушают.

— Ваши видеоролики к выставкам стали едва ли не самостоятельным культурным явлением. Расскажите подробнее об опыте работы с лидером группировки «Ленинград» Сергеем Шнуровым.

— После этого сотрудничества мне звонили и спрашивали: «Ну как же так?» Но то, что Сергей Шнуров сделал с «Черным квадратом», действительно было потрясающе. За одну минуту ролик передает суть того, что происходит с человеком, который оказывается впервые перед этой картиной. Человек полностью меняет свое отношение к миру, перемещается по ту сторону зазеркалья, а потом возвращается обратно. 

— В своих проектах галерея уже вышла за пределы художественной экспозиции. Будут ли другие проекты?

— Очень интересен формат музыкального фестиваля — у нас есть попечители, которые поддерживают это направление. К примеру, фестиваль Vivarte, который мы проводим летом совместно с фондом U-Art, «Ты и искусство» Иветты и Тамаза Манашеровых. 

Или потрясающий «Т-фестиваль», который проводит галерея «Триумф» и Емельян Захаров. У нас состоялось четыре концерта, я была на трех и не забуду ни один. Это что-то невероятное! Как играют исполнители в этих залах, как они вдохновляются тем, что висит на стенах, какая там акустика! И насколько важно гостям пройти через экспозиционные залы и посмотреть на полотна.

— Можно сказать, что вы используете все современные способы коммуникации?

— Конечно, мы используем самые разные инструменты, но я не сторонник повального увлечения технологиями — 90 процентов фондов находится в запасниках, отдавать большие выставочные пространства под мультимедийное оборудование, которое воспроизводит оригинал, было бы неразумно. Технологии должны способствовать постижению тех оригиналов, которыми располагает музей, не пытаться заместить впечатление от подлинника.


«То, что Сергей Шнуров сделал с “Черным квадратом”, действительно потрясающе»

Большая реконструкция

— Вы несколько раз упоминали про реконструкцию здания на Крымском Валу. Что для вас важно: восстановление фасада или увеличение возможностей выставочных помещений? 

— Вне всякого сомнения, возможностей станет на порядок больше. Хотя одна из главных мотиваций реконструкции — это теперешнее состояние здания и невероятное неудобство посетителей. Вы попадаете на постоянную экспозицию на Крымском Валу и проходите через 38 залов. У вас нет возможности повернуть ни направо, ни налево и главное — нет возможности выйти. 

Уже сейчас мы создали гостиную «Арзамас». Это, кстати, и к вопросу о новых технологиях, Пространство позволяет человеку отдохнуть в удобной обстановке, получить дополнительную информацию, посмотреть фильмы, полистать книги и каталоги. А потом собраться с силами и пойти дальше, до 38-го зала, после которого нужно спуститься вниз и пройти еще четыре или пять залов перед выходом. 

— Какими станут выставочные залы в здании на Крымском Валу?

— Мы планируем, что они будут расположены по-другому: все будет замкнуто по кольцу, и у людей появится возможность спуститься на следующий уровень, где мы разместим открытые запасники. Если посетителя интересует русский авангард, то он может ознакомиться с определенным количеством работ, которые будут храниться и показываться в открытом запаснике. 

Конечно, появится возможность выйти, посидеть, выпить кофе, поболтать. 

— Появятся общественные пространства для обсуждения впечатлений?

— Да, конечно. В залах музея нельзя разговаривать, это неудобно для других посетителей. Вообще восприятие искусства — сложный, тяжелый процесс. Для него должна быть создана комфортная обстановка. В рамках реконструкции мы создадим новые общественные пространства, а также образовательный центр с библиотекой, медиатекой, своими залами и отдельным входом. Это моя мечта!

То есть наша задача — сделать здание современным, сохранив его архитектурные достоинства.

— Вы сказали, что в планах создание библиотеки. Она будет посвящена книгам искусства?

— Думаю, там должны присутствовать и книги по искусству, и художественная литература. Наша первостепенная задача — скомплектовать современную всеобъемлющую библиотеку. Когда откроемся, я буду готова передать туда свою личную коллекцию. Жить в доме, где книги вытесняют пространство, невозможно.

— Само здание на Крымском Валу будет как-то изменяться?

— Сегодня мы все больше и больше начинаем ценить удивительную архитектуру этого здания. Не могу не привести слова Рэма Кулхаса, великого голландского архитектора, с которым мы сотрудничаем в рамках реконструкции. Он невероятно воодушевлен работой и как-то даже сказал, что сегодня никто не может позволить себе вот таких безгранично свободных общественных пространств, которые поднимают настроение, заставляют выпрямить спину и одновременно позволяют легко и свободно дышать. Мы хотим сохранить эти ощущения.


Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Культура»
Материалы по теме

19 июля 2018

<p>Владимир Гусев — о текущих и будущих выставках, электронных филиалах и мировой экспансии Русского музея</p>
«Даже в Антарктиде мы открыли два филиала»

Владимир Гусев — о текущих и будущих выставках, электронных филиалах и мировой экспансии Русского музея

10 июля 2018

<p>Неожиданный тест на знание искусства</p> Угадайте художника по автопортрету

Неожиданный тест на знание искусства

26 апреля 2018

<p>
	 Куратор выставки Василия Верещагина в Новой Третьяковке — о нюансах воплощения в жизнь столь крупных проектов
</p>
 Светлана Капырина: «Над организацией выставки мы работали два с половиной года»

Куратор выставки Василия Верещагина в Новой Третьяковке — о нюансах воплощения в жизнь столь крупных проектов

Все новости