«С каждым годом побеждать на “Дакаре” все сложнее»

29 января 2019

Эксклюзивное интервью с триумфатором и серебряным призером «Дакара-2019» — Эдуардом Николаевым и Дмитрием Сотниковым

Победитель и серебряный призер «Дакара-2019» Эдуард Николаев и Дмитрий Сотников вспомнили, о чем мечтали десять лет назад, рассказали о самом сложном ралли-рейде в карьере и о том, чем он отличался от предыдущих. 

— Изначально было понятно, что этот «Дакар» будет уникальным: одна страна вместо трех, меньше дней, меньше километров, больше песков… Какими были ваши ожидания перед стартом?

Дмитрий Сотников: В прошлом году пять первых дней были «перуанскими». Они сразу внесли серьезные коррективы в расстановку сил — обеспечили большие отрывы в таблице. Трасса была необычайно сложной — никто такого не ожидал! Даже для нас она была трудной. Поэтому мы настраивались на Перу, на разнообразные и очень сложные пески… Мы ждали марафон без разгоночных первых дней и разгрузочных — последних. Настраивались на серьезные дюны каждый день, в которых нужно сохранить «холодную голову» и обойтись без необдуманных решений. Поэтому я с первых этапов старался исключить ошибки прошлого «Дакара» — более качественно поработать именно в песках.

— Как-то известный футболист сказал, что наши ожидания — это наши проблемы. Каким в реальности получился этот необычный «Дакар»?

Дмитрий Сотников: Прошлый «Дакар» нас очень впечатлил — и мы серьезно настраивались в этом году, готовились к очень высоким и нестандартным дюнам, которые отличаются от всего, что мы видели и в Африке, и в Казахстане, и в Китае. Настраивались на более плохие условия, поэтому нам было легче — все прошло удачнее, чем ожидали. Мы нашли свои способы преодоления трассы, каждый нашел свой ритм. Это было очень важно, потому что в гонке было много проблем у всех — и у наших соперников, и у лидеров зачета внедорожников. Наверное, кто меньше всего допускал ошибок, тот и выиграл. 

«С каждым годом побеждать на “Дакаре” все сложнее»

— До финиша в итоге добралась лишь треть стартовавших грузовиков. Было много проблем. С чем самым серьезным пришлось вам столкнуться?

Эдуард Николаев: У нас самые большие переживания были связаны с застреванием. Это произошло очень неожиданно! Ты понимаешь, что ты можешь застрять в сложной ситуации… Но здесь мы просто встали на ровном (но крайне непростом) месте. Застрять в плоскости — самое неприятное. Из этой ситуации очень сложно выбраться! Мы пытались выехать около часа — 55 минут, перепробовали разные способы. Даже имея полтора часа запаса, мы сильно переживали. В дюнах это ничего не означает, это очень мало. Одно застревание — и ты лишаешься всего преимущества! Раньше были более раллийные участки, скоростные — там все измерялось в минутах. И полчаса преимущества означали, что ты практически недосягаем. Здесь же картина была совершенно другой. Скажем, четвертое место — машина Виллагры — приехала на финиш с отставанием более чем в 5 часов... Мы знали, что так будет, готовились к этому, тренировались. Часть наших машин поехала в Туркмению, думая, что там будет нечто похожее на эти дюны. Мы с Андреем Каргиновым ездили в Китай — там тоже были дюны, но немного другие: высокие, но «читаемые» и понятные. Ты всегда знал, что будет за горой. В Перу же все по-другому: ты никогда не знаешь, что будет дальше. Очень сложный рельеф. Пересекая дюну, ты в любой момент… можешь воткнуться еще в одну. 

Дмитрий Сотников: Эдуард уже рассказал про то застревание. Оно считается одним из самых сложных. Эдуард стартовал в первой группе вместе со всеми лидерами. Мы — позже, потому что у нас был очень сложный предыдущий этап… По ходу у нас возникли проблемы с рулевым управлением: вышла из строя магистраль высокого давления, и мы начали терять масло. Фактически остались без гидроусилителя руля. Мы старались следовать командной тактике, ехать максимально рядом друг с другом — двигаться за машиной Эдуарда. А на пути была секция тяжелых дюн, которые сопровождались длинными спусками, съехав по которым обратно забраться уже было невозможно. Получилось так, что мы подъехали к ним практически без рулевого управления. Пришлось останавливаться. Поняв, что сломалось, мы осознали, что часть необходимых деталей лежит в машине Эдуарда. Прямой связи с ним не было. Мы поняли, что подняться он к нам не сможет и нам придется спускаться без управления. Ждать нас Эдуард тоже не мог — слишком большими были потери времени. В итоге они оставили нам необходимую деталь прямо на трассе. К счастью, мы ее нашли и починились. На финише расстояние между нами было уже большим. На следующий день мы стартовали с разницей в 2,5 часа друг от друга, поэтому просто не могли помочь вытащить Эдуарда из того самого застревания. Оно было очень сложным — машина увязла в песке по самую раму, пришлось много копать. Мы раньше попадали в подобные ситуации, поэтому понимали, как это тяжело... В такие моменты минуты просто летят — и ты понимаешь, что преимущество, которое ты копил на протяжении семи дней, утекает как песок сквозь пальцы. Эти мысли тоже очень мешают… Те два дня для нас были самыми напряженными на этом «Дакаре», но, возможно, они же и стали для нас решающими.

«С каждым годом побеждать на “Дакаре” все сложнее»

— В этом году у вас новые машины, с новыми двигателями. У кого-то была автоматическая коробка, у кого-то — механика. Расскажите, пожалуйста, о них.

Эдуард Николаев: Машины и снаружи отличаются от прошлогодних — внешний вид тоже изменялся. Есть новые технические решения по развесовке: кабина сместилась немного вперед. Основные моменты, конечно, это двигатели и коробка передач. Движки «показывают» себя неплохо — не хуже, чем предыдущие, которые были большего объема. У нас два вида коробок [переключения передач]: двое гонщиков ехали на автомате, а двое — на механике. Мы с Айратом Мардеевым ехали на автомате, так как начали сезон именно с испытания этих коробок. Чтобы на них ехать «Дакар», надо было сперва протестировать их, поездить и подготовиться. Поэтому руководством было принято решение, что два автомобиля оснастят ими, а два — механикой. Коробки зарекомендовали себя неплохо. Их преимущество в том, что цепь не разъединяется — нет потери в скорости и в мощности на переключении. В дюнах в любой момент, сбросив ногу с газа, можно потерять машину, скорость, ход и время. Есть участки, где автомат пока не на высоте и механика едет быстрее. Но мы работаем и над этим. Скорее всего, в будущем мы все перейдем на автоматические коробки, так как технология шагает вперед, да и гонки идут больше по бездорожью и пескам. Но механику мы тоже не оставляем: кто знает, что будет дальше?

Дмитрий Сотников: Могу сказать, что интерес к автомату в грузовиках возник еще несколько лет назад. Первыми в «Дакаре» его начали использовать ребята из Renault. Мы пробовали автомат еще до этого, но нам не совсем нравилось — механика была быстрее. Но вскоре, когда мы начали постепенно улучшать все характеристики своих машин, стало очевидно, что мы очень много теряем на переключении скоростей... На высоких скоростях переключений много — бывает, что даже руку с ручки [рычага переключения передач] не убираешь. Если посчитать, то каждое переключение — это потеря времени, это пауза. Кроме того, механическая коробка передач — это еще и очень большая физическая нагрузка. На жесткой трассе механика не уступает автомату, но в дюнах это даже визуально заметно. У нас с Эдуардом несколько раз были параллельные старты, и было видно, насколько лучше работает автомат. Думаю, что в следующем году половина грузовиков приедет на «Дакар» на автомате, а первым станет тот, кто лучше «научит автомат ездить».

— Эдуард, у вас уже три победы подряд. С дивана из Москвы начинает казаться, что для вас «Дакар» — это такая большая песочница и с каждым годом побеждать становится все легче. Это так?  

Эдуард Николаев: Да какой там легче?! Сложнее становится. Ты хоть и приобретаешь опыт, гонка каждый год все равно получается непредсказуемой. В прошлом году запас был большой, но и его мы едва не растеряли. В этом думали, что двух-то часов точно должно хватить, можно ехать спокойно. Но нет. Благо на этот раз у нас не было остановок по техническим причинам. Навигация в этом году была очень сложной — многие, да и мы, терялись, не сразу находили скрытые точки. Штурманам было очень непросто. Кроме того, удержать всегда сложнее, чем завоевать. Так что легче точно не становится. Растет конкуренция. Лучше всего о сложности гонки говорит процентное соотношение стартовавших и финишировавших. До конца доехала только треть машин.

«С каждым годом побеждать на “Дакаре” все сложнее»

— Я знаю, что «Дакар» — это не только каторжный труд, но и большой кайф. В этом году кайфа было на два дня меньше. Не показалось, что «Дакара» не хватило? 

Эдуард Николаев: Когда гонка песчаная, то скорость медленнее. 200 километров по раллийной трассе и по дюнам — совершенно разные вещи. Десять дней для зрителя, может, и мало, но на самом деле — нет. Мне гонка не показалась скоротечной. Наверное, когда ты догоняешь, время летит быстрее, но, когда идешь на лидирующих позициях — все по-другому. Тут вмешиваются переживания — ты начинаешь ждать финиша. В этом году мы ехали на спецучастках 40 с лишним часов! Сколько там получилось?

Дмитрий Сотников: Да, есть такой показатель, как время на трассе — количество часов, которые автомобиль провел на спецучастках. Гонка может длиться две недели, состоять из 12 этапов, но по времени на трассе она будет уступать той, которая пройдет за десять дней. В этом году ни один этап не был отменен, не был обрезан, хотя, как правило, каждый год как минимум один этап либо отменяется, либо частично обрезается из-за погоды. Получается, что вроде гонка идет как бы 12 этапов, но пара из них отменяется. А в этом году мы каждый день ехали по полной — все этапы были рабочими. Даже последний этап, который обычно является формальностью, получился непростым: не все грузовики приехали на тех же позициях, на которых стартовали. Расслабляться нельзя было до самого последнего километра. 

— В Интернете сейчас в тренде #10yearschallenge. Все вспоминают себя десятилетней давности. Можете вспомнить, что вы делали и какие мысли были у вас десять лет назад?

Эдуард Николаев: Мне это просто сделать, я помню. В 2009 году я был механиком экипажа Владимира Геннадьевича Чагина. Это был мой первый «Дакар». Вообще, первым для меня должен был стать «Дакар-2008»  в Африке, но его отменили. Поэтому дебют был перенесен на 2009 год. Мы тогда тоже взяли первое и второе места. Первым стал Фирдаус Кабиров. Все решилось в последний день — внутри команды, но в последний день. Это был первый «Дакар» в Южной Америке — тогда мы ехали в Чили. Помню финиш, тот многокилометровый спуск в Икике — к океану. Сумасшедшее зрелище и очень много болельщиков по трассе.

Дмитрий Сотников: Я тогда был механиком, но не в кабине, а «ночным». Мы после финиша готовили к следующему этапу машину Ильгизара Мардеева, отца Айрата. Это для нас был самый первый выезд в Южную Америку — все было по-другому. Я и представить тогда не мог, что через десять лет сам буду ездить по этим пескам за рулем КАМАЗа. Это была совсем другая гонка, другая атмосфера. Когда ты начинаешь механиком, у тебя вообще нет мыслей, что ты скоро можешь тоже сесть за руль. Скорее ты искренне удивляешься, как это вообще возможно? Потом начинаешь постепенно пробовать, более или менее понимать, что это такое… Но десять лет назад я об этом даже не думал.

«С каждым годом побеждать на “Дакаре” все сложнее»

— Давайте попробуем другой челлендж: можете представить, что с вами будет через 10 лет, в 2029 году?

Эдуард Николаев: Для меня 10 лет — это слишком большая ступенька. Так надолго планы я не строю все-таки. Если говорить о личной жизни, то можно представить. А в спортивной карьере все непредсказуемо. Я смотрю максимум на год-два вперед, но не на десять.

— Рядом с вами живой ориентир: семь побед Владимира Геннадьевича могут стать целью, например.

Эдуард Николаев: Ориентир-то есть, но никто не знает, как оно получится. Конечно, мы будем делать все возможное и невозможное, чтобы команда жила, чтобы она развивалась, чтобы следующие поколения тоже начинали побеждать. Команде уже идет 31-й год, и было бы неправильно остановиться на достигнутом. Мы в этом году встречались с теми, кто все это начинал, стоял у истоков. Они приходили на юбилей. Было приятно встретиться, пообщаться, посмотреть кадры, как это все стартовало, на чем тогда ездили... Сейчас мы продолжаем эту историю и уже задумываемся, кто будет после нас.

— Уже есть ученики?

Эдуард Николаев: Есть, конечно. У нас функционирует картинговая школа. Ребята идут, по сути, по нашим следам. Сейчас во многом стало проще работать в этом направлении — есть возможность просматривать детишек с более раннего возраста. Да и у них стало больше возможностей к нам приходить. В наше время, конечно, условия были немного другими… Но ведь нас как-то все равно находили! Владимир Геннадьевич рассказывал, как он выкраивал время — приходил заниматься... Даже нам было уже легче. Нынешнему же поколению еще проще. 

— Дмитрий, расскажите, что вы думаете о 2029 годе.

Дмитрий Сотников: Сложно загадывать. Мир меняется так стремительно, что сложно предсказать даже то, что будет через два года. Надеюсь, что команда будет существовать, а мы будем продолжать традиции и радовать людей чем-то новым — у нас много направлений развития. Знаю, что через десять лет нам всем будет интересно смотреть кадры этого года. 

— Но наверняка в планах есть такой пункт, как победа на «Дакаре»?

Дмитрий Сотников: Думаю, что он есть у каждого нашего пилота — это то, ради чего мы все этим занимаемся.


Для справки

Банк ВТБ выступает генеральным спонсором раллийной команды «КАМАЗ-мастер» с 2005 года. На счету российской команды 16 побед в легендарном ралли-марафоне «Дакар».

Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Материалы по теме

18 января 2019

<p>
	 Главные итоги «Дакара-2019»
</p>
 Едут все, а побеждает КАМАЗ!

Главные итоги «Дакара-2019»

18 декабря 2017

<p>
	 Сможете ли вы отделить высказывания знаменитых автогонщиков от слов великих писателей, политиков и деятелей искусства?
</p> Тест: кто это сказал?

Сможете ли вы отделить высказывания знаменитых автогонщиков от слов великих писателей, политиков и деятелей искусства?

18 ноября 2016

Семикратный чемпион «Дакара» — о принципах, по которым он живет и добивается успеха Правила жизни Владимира Чагина
Семикратный чемпион «Дакара» — о принципах, по которым он живет и добивается успеха
Новости