«Я научился наслаждаться этим: быть и немцем, и русским одновременно»

23 октября 2018

Русский немец Миша Зверев — о Москве, младшем брате и любви к авиации 

Миша Зверев, пожалуй, один из самых необычных игроков Тура. Если заранее не знать о том, что он теннисист, из разговора с ним вы этого запросто можете не понять. О том, чем наполнена его жизнь помимо спорта, Миша рассказал в эксклюзивном интервью нашему сайту.

— Ваши родители переехали в Германию, когда вам было четыре года. Помните ли что-то из раннего детства в Москве?

— Конечно, я помню нашу квартиру — мы жили на ВДНХ — недалеко парк, какие-то моменты проскальзывают... Но, конечно, я был ещё маленький. И да, я всегда любил сюда возвращаться — в Россию, в Москву. Это очень особенные переживания. Во время турнира «ВТБ Кубок Кремля» — когда еду на машине в «Олимпийский» — ощущаю, что я вернулся домой.

— В семье вы же продолжаете общение по-русски?

— Да, всегда. У меня есть акцент, но дома мы всегда говорим по-русски. У меня жена русская! В любом случае, русский язык не забываю.

— Ваш брат Саша как-то сказал, что в нём нет ничего русского. Он действительно так считает? Или фраза была брошена сгоряча или неверно интерпретирована?

— Может быть, неудачно высказался. Или [его] не так поняли. Всё-таки родители русские, мы дома по-русски говорим. Много родственников и друзей из России приезжают к нам в гости. Он, наверное, скорее имел в виду то, что родился в Германии, ходил там в детский сад, школу. В этом плане он, скажем так, претерпел меньше изменений, чем я. Поэтому, наверное, так и сказал.

— Какие у вас остались воспоминания от Кубков Кремля прошлых лет?

— Вспоминается сразу мой первый выход в полуфинал здесь: должен был играть против Марата Сафина, но заболел. Я всегда любил играть в Москве: хорошая атмосфера, огромный зал, много кортов, зрителей. Никогда себя не чувствовал здесь иностранцем. И за меня всегда болели в «Олимпийском». В общем, только тёплые и позитивные воспоминания.

— В прошлом году вы вернулись на турнир «ВТБ Кубок Кремля» спустя семь лет. Ностальгию ощутили?

— В прошлом году — да. Мы остановились у жены, тогда ещё моей девушки. Она показывала мне город, мы ездили по ресторанам. И я снова влюбился в Москву.

— Существует такая поговорка «Что русскому хорошо, то немцу смерть». Как вы её для себя понимаете?

— Мне кажется, я научился наслаждаться этим: быть и немцем, и русским одновременно. Конечно, менталитет абсолютно разный. Но я понимаю и русских людей, и немцев. Я себя чувствую дома и тут, и там — для меня нет особой разницы. Но если типичного немца привезти в Москву — особенно немца из маленького города, где всё по расписанию и спланировано с точностью до секунды, то он, конечно, в Москве быстро устанет и запутается, ему будет нелегко здесь. Как нелегко будет и москвичу, если привезти его в Германию. Он скажет: «Слушай, мне тут скучно, никакой движухи нет. На две минуты опоздал и все — на тебя смотрят, как на преступника». В общем, разница в менталитете есть, но я справляюсь с этим.



«Я пилот, но не хочу зарабатывать этим деньги»

— Ваши родители — теннисисты. Был ли у вас выбор в детстве, чем заниматься? Скажем, могли ли вы с братом выбрать какой-то другой вид деятельности, кроме тенниса? Или все было предрешено?

— Мне кажется, подобный выбор можно сделать в более взрослом возрасте. Мы же с братом определились со своим будущим еще в раннем детстве. Мы видели, как играли наши родители... Когда маленький мальчик видит такой пример, ему хочется подражать: хочется стать таким же большим, здоровым, сильным теннисистом. (Смеется.) С самого начала мне хотелось играть в теннис и быть как папа. Когда я подрос и мог сделать осознанный выбор, вообще ничего другого уже не хотел. Я люблю самолёты, люблю летать... Я — пилот! Но я не хочу зарабатывать этим деньги. Я хочу играть в теннис, это моё любимое занятие на свете.

— Кстати, про пилота: последнее ваше фото в Instagram — полёт на авиасимуляторе во Франкфурте. Это случилось спонтанно? Или вы планировали, что сядете за штурвал?

— У нас есть знакомая, которая работает в аэропорту Франкфурта. Она меня уже год-полтора звала приехать — полетать. Наконец-таки удалось. Получил огромное удовольствие. Я просто обожаю авиацию.

— Каким был маршрут полёта?

— Мы в основном во Франкфурте были — взлетали и приземлялись. Самый кайф — приземляться. Мы всякий раз нажимали кнопку «Reset», возвращались к определённой позиции, и я снова и снова сажал самолёт. Кстати, в Сочи я вроде бы тоже летал в тот день.

— То есть у вас есть лицензия на пилотирование?

— Да, у меня есть лицензия, американская. В США я могу брать самолёт напрокат и летать по всей стране.

— В этом году в Истбурне вы завоевали первый титул АТР в одиночном разряде. Когда почувствовали, что, наконец, можете выиграть турнир?

— Я всегда хотел выиграть турнир. Всегда надеялся, что смогу закончить карьеру и сказать, что у меня тоже есть титул. Мечта исполнилась. В 2014 году у меня была серьезная травма, после которой я просто хотел играть в теннис. Я не задумывался, где я буду стоять [в рейтинге], как я буду играть. Мне просто хотелось опять получать удовольствие, наслаждаться этой жизнью — летать по миру с братом, играть в теннис. Потом я понял, что чувствую себя хорошо: было несколько побед над игроками из топ-20 и даже топ-10. И я подумал, что, может быть, ещё не всё пройдено, что могу попытаться выиграть турнир или пройти далеко на турнире Большого Шлема. В Женеве почти удалось — проиграл в финале Вавринке в трёх сетах. Приехав в Истбурн, я не думал, что выиграю турнир. Мысли были такие: сыграю один-два матча, потом уеду в Англию, на Уимблдон — и буду готовиться. Получился такой «лёгкий настрой» — я не задумывался ни о чём лишнем, просто играл, напряжения не было, со мной рядом были жена и тренер. Мы наслаждались городом, и вот так вот оно неожиданно сложилось в итоге. (Смеется.)



«Нет, Санёк, ты не лучший, я — лучший»

— Для брата вы являетесь образцом и примером. Когда поняли, что Саша добьётся больших успехов в теннисе?

— Я верю в него с первого дня! Он родился, мне было 10. Я всегда чувствовал, верил, что он станет великим теннисистом. Потом он немного вырос и начал играть, причем сразу неплохо. В общем, мое чувство становилось всё сильнее и сильнее. Для кого-то было неожиданностью, что он так хорошо играет, а я с самого начала знал, что так и будет. В 14–16 лет было видно, что у него большой потенциал: что он будет высоким, подаёт хорошо, техника приличная. И он любит игру. И любит побеждать, это самое важное.

— Дух соперничества на тренировках с братом присутствует?

— У нас иногда такие битвы бывают! Там и ракетки летают, могут и слова куда-то полететь. (Смеется). Обычно напряжение на тренировке меньше — ты тренируешься без особого нерва, нет давления. Выиграешь, проиграешь — не так важно. У нас же все по-другому: тренировки зачастую важнее матчей. У нас частенько бывают тяжёлые, длинные сеты — 7:6, 7:5. И знаете, нас это делает только лучше! Мы постоянно соревнуемся. Скажем, тренировки по ОФП: кто поднимет на 5 килограммов больше, кто пробежит или прыгнет дальше...

— У вас с братом 10 лет разницы! Это чувствуется?

— Начинаю потихоньку чувствовать, потому что мне уже 31. Уже начинаю думать, что буду делать после теннисной карьеры, а у него она сейчас только начинается. Я как-то в шутку сказал, что хочу закончить карьеру в один день с братом. Я хотел бы задержаться в Туре: ездить с ним на турниры, путешествовать, поэтому посмотрим. Главная задача сейчас — обходиться без травм, не болеть.

— Как относитесь к NextGen и повышенному вниманию к молодым теннисистам?

— Отношусь ко всем хорошо, потому что NextGen — это возраст Саши. Я их всех знаю с 12–13 лет. Иногда кого-то возил вместе с Сашей поесть, в гостиницу, на тренировку. Я с ними всегда общался, со всеми в итоге сложились хорошие отношения: с Кареном [Хачановым], Андреем [Рублёвым]... Они — друзья Саши. Недавно на турнире в Шанхае мы вместе ужинали. Рублёв заходил к нам, мы играли в Play Station. Как теннисисты, они могут много чего достичь. Они уже сейчас очень хорошо играют. Но, мне кажется, важнее то, что они еще и очень хорошие люди.

— Кто из них лучше всех играет в Play Station?

— Саша, только не говорите ему! (Смеется.) Те, кто играет с ним в одной команде, обычно побеждают. Чаще всего мы играли с Рублёвым, а Саша — с тренером. И получалось так, что мы постоянно проигрывали.  

— Ему не говорить, чтобы не расслаблялся? Подстёгиваете?

— Всегда говорю ему: «Нет, Санёк, ты не лучший, я — лучший». Но это я специально делаю, чтобы оставить этот огонь противостояния между нами.



«По паспорту я Михаил Александрович»

— В Instagram вы не очень активны: даже о том, что вы станете отцом, большая часть болельщиков узнала из канала Саши. Вы не любите соцсети?

— Не то что не люблю. Как сказать… Это не подходит моему характеру. Не люблю я всё это внимание. Я не скрываюсь: если меня кто-то что-то спрашивает, я всегда отвечаю. В интервью рассказываю про семью, про какие-то личные вещи, без проблем. Но сам я такую информацию не выдаю. Просто натура такая.

— Примите поздравления с рождением сына. Как назвали ребёнка?

— Михаил. Но это не в честь меня — в честь дедушки. Так у нас и получается: у жены родители — оба Александры. У меня папа Саша, брат Саша, дедушка Михаил. Оставим так. Плюс ещё за границей... Мне кажется, если брать в Германии какое-то традиционное русское имя, то более интернациональное.

— Кстати, в АТР вы именно Миша Зверев. А по паспорту?

— По паспорту — Михаил Александрович. Я бы даже хотел, чтобы на турнире в Москве судьи меня называли Михаилом. Когда же я лечу в Америку, и они пытаются сказать «Михаил»… Я им намекаю, что можно просто «Миша». Так всем проще.

— Любимое место на Земле, куда бы вы, не раздумывая, сейчас улетели c женой и сыном?

— Год назад мы были на Мальдивах. Очень понравилось! Если честно, когда мы всей семьёй вместе, нам везде хорошо. И в Москве люблю находиться, и в Монако, и в Америке, и на Мальдивах. Зависит еще и от погоды, конечно. Я люблю солнечную погоду. Хотя зимой в Подмосковье такой снег — очень красиво.

Материалы по теме

31 октября 2017

<p>
	 Коко Вандевеге — о спортивной семье, знакомстве c сестрами Уильямс и вежливости россиян
</p>
 «Сестра от моей популярности гораздо в большем восторге, чем я сама»

Коко Вандевеге — о спортивной семье, знакомстве c сестрами Уильямс и вежливости россиян

4 октября 2017

Насколько хорошо вы разбираетесь в главном теннисном турнире России? Сможете ли вы отличить правдивые факты о его героях от вымысла? «ВТБ Кубок Кремля»: правда или вымысел?
Насколько хорошо вы разбираетесь в главном теннисном турнире России? Сможете ли вы отличить правдивые факты о его героях от вымысла?

21 октября 2016

Битва за респект и плюшевые игрушки Касаткина VS Калинская
Битва за респект и плюшевые игрушки
Новости